Является ли судебная практика источником гражданского права

Читайте также:

  1. Cтатья 353. Государственный контроль (надзор) за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права
  2. E) Единство принципов гражданского процесса.
  3. E) Нарушение или неправильное применение норм процессуального права.
  4. I. Знакомство с предприятием -базой практики.
  5. I. Источники
  6. I. Источники разобщения
  7. I. Источники собственных средств.
  8. I. Источники.
  9. I. Назначение и характерные черты правовых актов, издаваемых ОФСБ.
  10. I. Нормативные источники
  11. I.Понятие и значение конституционного контроля
  12. II. Акты федеральных органов государственной власти, как источники муниципального права.

Источники гражданского права — это формы выражения гражданско-правовых норм.
Источники гражданского права РФ включают в себя:

  • Нормативные правовые акты
  • Международные договоры
  • Обычаи делового оборота
  • Федеральные конституционные законы.
  • Федеральные законы
  • Законы субъектов Федерации

Различают следующие источники гражданского права:

  • нормы международного права и международные договоры РФ (ст. 7 ГК РФ);
  • Конституция РФ;
  • гражданское законодательство — ГК РФ и принятые в соответствии с ним иные федеральные законы, регулирующие гражданско-правовые отношения (п. 2 ст. 3 ГК РФ);
  • иные правовые акты, содержащие нормы гражданского права — указы Президента РФ (п. 3 ст. 3 ГК РФ), постановления Правительства РФ (п. 4 ст. 3), нормативные акты министерств и иных федеральных органов исполнительной власти (п. 7 ст. 3);
  • обычаи делового оборота (ст. 5 ГК РФ).

Судебная практика – обозначает совокупность решений судов (всех юрисдикций) по тем или иным делам.

В узком понимании, судебная практика – это опыт и знания, которые нарабатываются специалистами в области права относительно тех или иных законодательных вопросов.

Преимущества судебной практики заключается в том, что она изложена в разрезе конкретной ситуации, что позволяет сторонам как бы приоткрывать занавесу и подглядеть возможный исход будущего судебного акта, пологая, что всё остальное дело техники. Судебная практика, прежде всего практика арбитражных судов, имеет большое значение для развития и деятельности корпораций.

3. Осуществление гражданских прав: понятие, принципы, пределы. Проблема злоупотребления субъективным гражданским правом.

Осуществление (реализация) гражданских прав — это совершение участниками имущественного оборота тех действий, которые предусмотрены нормами законодательства и условиями связывающих их договорных и иных обязательств.

Принципы осуществления прав — закрепленные в нормах гражданского права руководящие положения, определяющие наиболее общие требования к субъектам в процессе осуществления ими гражданских прав и исполнения обязанностей. В данных принципах получают отражение политическая, экономическая сущность и социальное назначение осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей.

Принцип законности — субъекты должны соблюдать законодательно установленный порядок осуществления субъективных гражданских прав и исполнения обязанностей и использовать при этом допускаемые способы и средства.

Принцип разумности и добросовестности — в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права субъектами разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность субъектов предполагается.

Принцип солидарности интересов и делового сотрудничества. В соответствии с ним, во-первых, осуществление гражданских прав управомоченным субъектом не должно нарушать права и охраняемые законом интересы других лиц; во-вторых, субъекты, осуществляя гражданские права и исполняя обязанности, должны всячески содействовать друг другу с целью достижения интересующего их результата; в-третьих, если в результате виновных действий обязанных лиц у управомоченных субъектов могут возникнуть убытки, то управомоченные субъекты должны предпринимать меры, предотвращающие возможность возникновения убытков или уменьшающие их.

Пределы осуществления гражданских прав:

1) все гражданские права имеют определенные рамки, обусловленные предметом и назначением конкретного права, за пределы которых обладатель права выходить не должен. В большинстве случаев такие рамки должны устанавливаться посредством толкования норм законодательства.

2) согласно п. 2 ст. 1 ГК гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона в той мере, в какой это необходимо для защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Это проявляется в ограничении оборота определенных объектов гражданского права, что прямо допускается ст. 129 ГК.

3) в силу п. 1 ст. 10 ГК не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Злоупотребление правом -осуществление субъективного права не должно вести к такому результату, который с точки зрения правопорядка и правосознания считается недобросовестным или несправедливым, и поэтому носитель субъективного права не получает правовую защиту.

4. Защита гражданских прав: формы и способы.

Защита гражданских прав — один из институтов гражданского законодательства, нормы которого определяют порядок и способы защиты нарушенных или оспоренных гражданских прав.

Защита гражданских прав может осуществляться путем:

1) признания права (реализуется только в судебном порядке);

2) восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

3) признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки (реализуется через восстановление положения, существовавшего до нарушения права);

4) признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления (гражданин или юридическое лицо, права которого были нарушены изданием недействительного акта, имеют право на обжалование его в суде);

5) самозащиты права (нарушенное право в данном случае подлежит восстановлению или защите иным способом, нежели обращение в суд, предусмотренным гражданским законодательством;

6) присуждения к исполнению обязанности в натуре (нарушитель обязан реально выполнить те действия по требованию потерпевшего, которые он должен выполнить в силу обязательства, связывающего стороны);

7) возмещения убытков (удовлетворение имущественного интереса потерпевшего за счет денежных компенсаций понесенных им имущественных потерь);

8) взыскания неустойки (неустойка может быть возмещена в добровольном порядке или по решению суда; взыскивается в случаях, прямо предусмотренных законом или договором);

9) компенсации морального вреда (заключается в обязанности нарушителя выплатить потерпевшему денежную компенсацию за физические или нравственные страдания, которые тот испытывал в связи с нарушением его прав);

10) прекращения или изменения правоотношения;

11) неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону (распространяется как на индивидуально-правовые, так и на нормативные акты органов государственной власти и органов власти местного самоуправления);

12) иными способами, предусмотренными законом.

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Судебная практика представляет собой деятельность судов по применению законодательства при рассмотрении судебных дел.

В этой практической деятельности судебных органов, так же вырабатываются нормы права, которые могут действовать наряду с правом содержащимся в НПА., таким образом, судебная практика является источником права.

Когда говорят о судебной практике как об источнике права, используют термин прецедент — это решение суда по конкретному делу, являющейся обязательным для судов той же или высшей инстанции для судов той же инстанции, либо служащим примерным образцом для толкования (прецедент толкования).

В РФ судебная практика официально в качестве источника права не признана, но она безусловно оказывает влияние на принятие решений.

Судебная практика может выступать в качестве источника права — находит подтверждение в действительности. Пример: нижестоящие судебные инстанции следят за деятельностью вышестоящих и стараются следовать им при решении аналогичного дела, потому что в противном случае их решения и приговоры могут быть отменены в кассационном или надзорном порядке.

Под воздействием указанных аргументов в научной литературе стали выдвигать требования признания судебного прецедента полноправным источником российского права.

Прежде чем ответить на вопрос, является ли постановление верховного суда источником, следует обратить внимание на следующие моменты:

1. Под решением конституционного суда имеется ввиду постановление или определение. Те и другие различаются между собой по параметрам;

2. Под правом понимается любое нормативное руководство для субъекта, отношения которого носят официальный характер, т.е. прямо или косвенно пользуются официальной защитой со стороны государства.

Источником права в таком случае является форма выражения названного нормативного руководства.

Ученные полагают, что исходя из норм положений, что решение конституционного суда представляет собой полноценный источник права.

1. Это акты федерального органа власти;

2. Принимаются в строго установленном порядке;

3. В большинстве своем носят нормативный характер;

4. По формированию правовых положений приближенны к законодательным текстам;

5. Содержат набор внешних атрибутов;

6. Являются официально публикуемыми текстами;

7. Всегда обязательны для своих адресатов;

8. Действуют непосредственно;

10. Влекут утрату юридической силы нпа.

Адресатом этих актов в большинстве случаев является неопределенный круг лиц. Участники правовых отношений всегда вынуждены руководствоваться решением конституционного Суда. Государство обеспечивает обязательность решений Конституционного Суда.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)
очень нужно

Данный вопрос является далеко не новым, а тем более не оригинальным вопросом для российской правовой действительности. Он неоднократно ставился и обсуждался как на общетеоретическом уровне, применительно к источникам советского, а затем постсоветского российского права, так и на уровне отдельных отраслевых дисциплин.

Речь при этом, разумеется, не идет об изменении официальной государственно-правовой доктрины и об официальном признании и правовом закреплении прецедента как источника российского права. Официальное, формально-юридическое отношение к нему остается пока еще прежним. Прецедент по-прежнему формально не признается в качестве источника российского права.

Отмечая возрастающую тенденцию, направленную на признание прецедента как источника российского права, многие авторы не без оснований указывают на то, что такое признание, несомненно, будет способствовать обогащению как теории источников, так и самого российского права.

Наконец, применительно к отдельным отраслям права и соответствующим им отраслям юридической науки признание прецедента, а еще шире – судебной практики в качестве источника права, безусловно, будет создавать благоприятные условия и предпосылки для их дальнейшего развития и совершенствования.

Негативную позицию в вопросе о признании прецедента как источника права занимают и другие отечественные авторы.

Среди довольно многочисленных и разнообразных аргументов, приводимых в защиту тезиса о непризнании судебной практики в качестве источника современного российского права, наиболее широкое распространение получили следующие.

Во-первых, утверждение о том, что признание судебной практики в качестве источника права противоречит конституционно признанному и закрепленному принципу разделения властей.

Это одно из важнейших конституционных положений современной России и с ним, естественно, нельзя не считаться. Соответственно, нельзя не учитывать и важности аргументов, построенных на основе данного положения.

Данный аргумент, как и ранее рассмотренный, имеет также весьма условный и относительный характер, хотя и в силу других причин, а именно в силу того, что далеко не бесспорным является мнение о принадлежности правовой системы России к романо-германской правовой семье.

Уязвимость рассматриваемого аргумента заключается также в том, что он исходит из посылки неприятия прецедента как источника права в романо-германской правовой семье. А это, безусловно, не так. Считается общеизвестным, что прецедент, не будучи признанным в качестве источника романо-германского права формально, выступает в качестве такового реально. Это подтверждается повседневной практикой использования данного источника права судами всех относящихся к романо-германской правовой семье стран.

В-третьих, мнение о том, что признание судебной практики источником российского права противоречило бы, с одной стороны, действующей Конституции России и обычному законодательству, а с другой – вступало бы в конфликт с правотворческой деятельностью Федерального Собрания российского парламента.

Несмотря на то, что в настоящее время данный аргумент используется в совершенно иных условиях и на новой основе, изначальная его, причем весьма противоречивая, суть и направленность остаются прежними.

Авторы, придерживающиеся мнения о несовместимости судебного правотворчества с парламентским, как и раньше, исходят из двух взаимосвязанных посылок: а) из отсутствия какой бы то ни было правовой основы для судебного правотворчества и, соответственно, для признания судебной практики в качестве источника права и б) из заведомого противопоставления правотворческой деятельности суда и создаваемого им прецедента, с одной стороны, правотворческой деятельности парламента и закона, с другой.

Изучение различных аспектов правотворческой деятельности судов в современной России и сравнение ее с соответствующей деятельностью Федерального Собрания Российской Федерации показывает, что ни одна из этих посылок-утверждений не выдерживает серьезной критики и не имеет необходимого обоснования, ибо судебная правотворческая активность осуществляется в строгом соответствии с законом и на основе закона и при этом не только не противоречит законодательной деятельности парламента, а, наоборот, ее дополняет и обогащает.

Весьма важно при этом отметить также императивный характер последних, который свидетельствует не только об их значимости, но и об их непременной обязательности.

Данные и ряд других им подобных положений, содержащихся в конституционных и обычных федеральных законах, касающихся судебной системы России, составляют правовую основу не только правоприменительной, но и всей иной деятельности судов, включая правотворческую.

Касаясь довольно распространенного среди авторов, выступающих против признания судебной практики в качестве источника российского права, тезиса о несовместимости судейского правотворчества с парламентским, о возможной подмене и дублировании первого вторым, следует сказать, что такого рода суждения и опасения не имеют под собой никакой реальной основы. Они порождены скорее, как представляется, эмоциональным, нежели рациональным настроем исследователей.

Дело в том, что правотворческая деятельность судов весьма существенно отличается от аналогичной деятельности российского парламента и уже в силу этого она не может ни подменять ее собой, ни тем более дублировать.

Наряду с названными, существует еще целый ряд особенностей судейского правотворчества, принципиально отличающих его от парламентского правотворчества и свидетельствующих о том, что судейское правотворчество не только не противоречит, и тем более не подменяет парламентское, а, наоборот, дополняет его и обогащает.

Аналогично обстоит дело с правотворческой деятельностью Конституционного Суда России в большинстве предусмотренных законом случаев, когда требуется принятие постановления Конституционного Суда. В особенности это касается актов толкования Конституции Российской Федерации, которое имеет не только нормативный характер, но и приоритетное значение перед другими видами ее толкования.

44. Проблема определения места и роли договора нормативного содержания в системе источников права

Нормативный договор — соглашение между двумя и более субъектами правотворчества, устанавливающее взаимные права и обязанности, имеющие нормативный характер.

Нормативный договор отличается от других источников права тем, что он устанавливается не властным единоличным решением, как нормативный правовой акт, а добровольным соглашением относительно самостоятельных правотворческих субъектов.

Вместе с тем виды таких договоров, круг субъектов, имеющих право на их заключение, процедуры их заключения, исполнения и взаимной ответственности за их невыполнение предусматриваются законом, и только в этом случае они имеют юридическую силу.

По критерию действия в пространстве нормативные договоры подразделяются на две основные группы: внутригосударственные договоры и международные договоры Российской Федерации.

Конституция России устанавливает следующие виды внутригосударственных нормативных договоров:

— Федеративный договор (Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти суверенных республик в составе Российской Федерации, Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга Российской Федерации, Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации) от 31 марта 1992 г.;

— договоры о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации (республик в составе Российской Федерации, краев и областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов). В период с 1993 по 1999 г. был заключен ряд подобных договоров (например, с органами государственной власти Башкортостана, Татарстана, Ингушетии), противоречивших по своему содержанию Конституции России и федеральному законодательству, в то время как и Федеративный договор, и договоры о разграничении предметов ведения и полномочий должны соответствовать Конституции Российской Федерации, и любое ограничение или разделение ими суверенитета Российской Федерации исключается. На данный момент они юридически или фактически прекратили свое действие;

—договоры между органами государственной власти субъектов Российской Федерации (например, Договор между органами государственной власти Тюменской области, Ханты-Мансийского автономного округа — Югры и Ямало-Ненецкого автономного округа от 16 августа 2004 г. о распределении осуществления полномочий всочетании с распределением доходов и расходов бюджетов соответствующих субъектов Федерации) и др.

Нормативные договоры широко используются, например, втрудовом праве. Наиболее распространенным его видом являются коллективные договоры, регулирующие трудовые, социально-экономические и профессиональные отношения между работодателем и работниками на предприятии, в организации, между работодателем и профсоюзами.

Различные договоры заключаются в управленческой сфере между федеральными министерствами, федеральными службами и агентствами и исполнительными органами субъектов Федерации о сотрудничестве, о делегировании полномочий соглашения — о программах совместной деятельности и т.д.

Второй вид нормативных договоров — международный договор Российской Федерации. В соответствии с частью 4 ст. 15 Конституции России международные договоры Российской Федерации наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются составной частью правовой системы России. Если международным договором установлено иное положение, чем в законе, то применяется международный договор.

Виды международных договоров зависят от типа регулируемых в них отношений и конкретных обстоятельств его заключения. Известны такие его виды, как договор, устав, пакт, хартия, конвенция, соглашение и др. Исходя из приведенного определения международного договора Российской Федерации разновидности данного источника права обладают относительно равной юридической силой.

Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

Источники:
http://studopedia.ru/4_2075_sudebnaya-praktika-kak-istochnik-prava.html
http://infopedia.su/1×3724.html

Читайте также:
Adblock
detector